Перейти к основному контенту
Приморье ,  

«Будет немного больно, но потом тоже хорошо»

Цены на топливо и электроэнергию, новые логистика и налоги – эксперт о дальневосточной специфике
Фото: пресс-служба правительства Приморского края
Фото: пресс-служба правительства Приморского края

Что ждет в ближайшем будущем экономику Дальнего Востока, и каков прогноз по ценам на энергоресурсы в регионе? Об этом в интервью главному редактору РБК Приморье Павлу Раилко рассказал аналитик одной из ведущих брокерских компаний на российском рынке – президент и председатель правления финансовой группы «Финам» Владислав Кочетков.

Видео: РБК Приморье

– Владислав, начнем, наверное, прямо с Дальнего Востока. Что сейчас волнует жителей: на биржах достаточно сильно подскочили котировки на топливо, и это уже отразилось на рознице. Каковы, по вашему прогнозу, ближайшие перспективы на этом рынке? И, собственно, насколько это ударит по карманам дальневосточников?

– Скорее всего, цены на топливо продолжат увеличиваться, но не сильно. Факторы тут следующие. С одной стороны, наложился сезонный фактор: летом всегда повышенный спрос на топливо, в том числе со стороны АПК, плановый ремонт на нескольких НПЗ. Плюс многие ожидали, что после введения санкций, которые касаются нефтепродуктов, произойдет переизбыток топлива на российском рынке – оно будет дешеветь. Этого не произошло в силу того, что мы смогли перенастроить логистические потоки, и внешние потребители наши нефтепродукты получают. Как результат, больших запасов создано не было. Все ожидали, что нефтепродукты несколько подешевеют, это тоже сказалось. На самом деле основной фактор один: то, что в борьбе за наполняемость бюджета несколько скорректировано правило, которое сдерживает рост цен на топливо внутри страны за счет компенсации нефтяникам. Пока не отменено, пока только скорректировано, но это уже отражается. Мы ожидаем, что на несколько процентов, может быть до 5 и даже 7, краткосрочно топливо подрастет, затем будет снижение.

Связано это с тем, что пока государство, несмотря на корректировки механизмов и многое другое, заинтересовано в том, чтобы цены сдерживать: все-таки экономическая ситуация непростая, нужно поддерживать и бизнес, и население, а в следующем году выборы. Поэтому мы существенного роста цен на нефтепродукты в России не ожидаем, хотя в ближайшее время определенный рост мы увидим. Но несколько процентов вряд ли сильно ударят по карманам населения и предприятий.

– Касательно той самой перестройки логистики и фактически разворота на Восток: какие выгоды и проблемы это несет конкретно Дальнему Востоку, через который сейчас идет этот большой поток грузов? Из простых примеров, наверное, таких, которые не касаются финансовых рынков: очень сильно увеличилось количество аварий в Сибири из-за прибавления фур на трассах. По вашему мнению, как это повлияет конкретно на дальневосточные предприятия? У них какие-то новые возможности откроются, или, наоборот, какие-то сложности образуются из-за, например, перегруженности таможен?

– Я думаю, скорее, откроются, потому что поворот на Восток – это долгосрочная стратегия. Альтернатив ей пока не видно. Соответственно, для того, чтобы этот поворот полноценно произошел, требуются большие инвестиции в инфраструктуру, не только в логистическую: дороги, мосты, электрификацию, передающие сети, в государственную инфраструктуру развития сети таможен, потому что, например, грузы, которые везут те же самые владивостокские таможенные брокеры, они в Москве растамаживают, как мы знаем, чаще, чем на Дальнем Востоке.

Соответственно, государственная структура тоже должна развиваться, и от этого предприятия выигрывают. Безусловно, какое-то время, когда рост спроса будет обгонять инфраструктуру, будут возникать проблемы: и аварии, и пробки, и приоритеты, может быть, в пользу предприятий центральной России, Урала, который поставляет свою продукцию. Вряд ли от этого окажутся в большом ущербе дальневосточные предприятия, но, тем не менее, какие-то задержки с точки зрения товарооборота могут быть.

Из плюсов: логистика и все, что касается поставок за рубеж, – это крайне капиталоемкая отрасль. Соответственно, это большие, исчисляемые сотнями миллиардов рублей, инвестиции в экономику региона. Это много рабочих мест, и мне кажется, ради этого временные неудобства вполне можно потерпеть. Ну и в целом, что касается структуры, поворот будет продолжаться, скорее всего, в большей степени за счет контейнерных перевозок. Наливные грузы – все-таки действие санкций так или иначе будет распространяться – будут либо стагнироваться, либо несколько сокращаться. Но контейнерные перевозки – они и более рентабельны, и более интересны, так что от этого регион тоже выигрывает.

– По вашему мнению, когда все-таки будет закончена работа по расширению Восточного полигона, чтобы не было таких логистических проблем, которые у нас наблюдаются сейчас?

– Это не только капиталоемкие, но и продолжительные по времени процессы. Я думаю, это займет не менее года-полутора, а на полноценный масштаб, скажем так, логистики, который необходим для решения всех стоящих вопросов, потребуется порядка трех лет.

– По поводу развития тех самых электросетей. Планы властей по разделу «РусГидро» на генерацию и сети – как они повлияют на потребителя? Еще одна инициатива – это переход к рыночному ценообразованию на электроэнергию на Дальнем Востоке. Насколько это все реально, и чего нам ждать?

– Стоит отметить, что не всей компании «РусГидро», а только ее дальневосточной части, и как раз эта часть является стабильной «головной болью» для «РусГидро» – в целом прибыльной и хорошо зарабатывающей компании, но дальневосточные активы генерируют всегда очень большой убыток для нее. В том числе это связано с регулированием тарифов. При этом поворот на Восток, как я уже сказал, предполагает и развитие генерации, и модернизацию сетей, которые на Дальнем Востоке не то что ветхие, но все-таки достаточно устаревшие. Для этого нужны деньги. Как обычно, эти деньги берутся из смежных отраслей, потому что разделение генерации и сетей, как правило, предполагает переход, как минимум к 2025 году, на рыночное ценообразование. Тут тоже есть парадокс. Рыночное ценообразование в условиях, когда «РусГидро», по сути, и монополист с точки зрения генерации, и монополист с точки зрения сетей. Будет два монополиста в двух сегментах, но, тем не менее, рыночное ценообразование. Как это происходит на практике? Вспомним реформу РАО ЕЭС. Это значит, что для предприятий тариф становится рыночным, и платить они начинают больше. Причем заметно больше. Для населения тариф остается регулируемым, он индексируется примерно на плюс-минус уровень инфляции. То есть население в целом напрямую от этого финансово не пострадает. Предприятия будут вынуждены платить за электричество больше и, соответственно, больше думать о своей энергоэффективности.

Полученные деньги будут направляться на модернизацию сетей и создание новых генерирующих мощностей. То есть, с одной стороны, это рост затрат для бизнеса. Рост затрат для бизнеса – это, например, снижение потенциала по повышению зарплат. Хотя бизнес, скорее, в развитие предпочел бы инвестировать, чем в зарплаты, но тем не менее. То есть предприятия будут тратить больше, деньги будут направлены на модернизацию. От модернизации, в конечном итоге, выиграют те же самые предприятия, которые смогут производить больше и больше продавать нашим партнерам, например, в странах Юго-Восточной Азии. Поэтому будет немного больно, но потом тоже хорошо.

– Буквально несколько лет назад, я помню, была инициатива по наоборот, по сглаживанию тарифов между регионами. Сейчас от этой идеи, как я понимаю, отошли. Или все-таки такие предложения тоже возникают?

– Есть несколько тарифных зон, в которых относительно сглажены тарифы. Насколько я понимаю, Дальний Восток перейдет на тарифную сетку, которая действует в Сибири. И для того, чтобы все-таки создать некие элементы рыночности, будут еще существенные инвестиции для того, чтобы обеспечить переток из сибирской энергосистемы, которая в целом избыточна с точки зрения генерации, в энергосистему Дальнего Востока.

– О других законодательных инициативах. На каком этапе сейчас находится разработка законопроекта о сверхприбыли, о налоге на сверхприбыль? Когда он будет принят, в каком виде, в какие сроки, по вашему мнению, и каких дальневосточных крупных игроков в первую очередь он мог бы коснуться?

– Тут сложно прогнозировать, как будет развиваться ситуация, потому что тема налога на сверхприбыль в российской истории возникала несколько раз. И в 90-е, и, по-моему, уже в 10-е годы: если не ошибаюсь, 2012-м, когда речь шла о том, что часть денег, заработанных благодаря очень дешевой приватизации, неплохо бы вернуть. Бизнес этому более-менее успешно сопротивлялся.

Сейчас ситуация другая, его позиции не столь сильны, но, тем не менее, государство склонно к диалогу с бизнесом, как минимум, с крупным и крупнейшим. И, возможно, налога на сверхприбыль вообще не появится. Пока идет его обсуждение, причем до публичного обсуждения с бизнесом дело даже, по сути, и не дошло. Возможно, вместо прямого налога (который, кстати, не уникальный, российский, это возникает во многих странах мира) будут какие-то разовые добровольные пожертвования. В конце концов можно и продукцией, например, его осуществить, особенно предприятиям, которые производят, скажем, продукцию двойного назначения, или продукцию, востребованную ВПК. Поэтому как это будет реализовано – пока непонятно. Далеко не факт, что в формате прямого налога. И платить его будут крупнейшие федеральные компании, которые смогли после начала СВО существенно свою прибыль увеличить по отношению к двум докоронавирусным годам. Затронет это, прежде всего, федералов, которые действуют и на Дальнем Востоке. Например, компании «Газпром», «Газпром нефть», «Норильский никель» или «Полиметалл» могут заплатить этот самый дополнительный налог. Но там суммарно речь идет о сборах, если не ошибаюсь, порядка 300 миллиардов рублей. В масштабах крупнейшего предприятия это не настолько большие затраты, чтобы отразиться на планах развития или каких-то других стратегических вещах. То есть сценарий, как налог может быть изъят из бизнеса, разный, затронет только крупнейшие предприятия, причем в их масштабах это не какое-то большое изъятие, они его вполне переживут. Тут просто само звучание «налог на сверхприбыль» заставляет обращать на него внимание. Но это не настолько масштабный проект.

Интервью с экспертом смотрите также в видеоверсии. 

Еще больше новостей в телеграме РБК Приморье. Подписывайтесь.

Кредит наличными от 

БАНК ВТБ (ПАО). ГЕНЕРАЛЬНАЯ ЛИЦЕНЗИЯ БАНКА РОССИИ № 1000. РЕКЛАМА. 0+

Ставки по кредиту ниже

от 30 тыс. до 40 млн ₽

Оставьте заявку онлайн

Оформить прямо сейчас

Авторы
Теги
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.

  

Лента новостей
Курс евро на 24 апреля
EUR ЦБ: 99,56 (+0,2)
Инвестиции, 23 апр, 16:46
Курс доллара на 24 апреля
USD ЦБ: 93,29 (+0,04)
Инвестиции, 23 апр, 16:46
Все новости Приморье
Зеленский поблагодарил сенат за одобрение билля о помощи Украине Политика, 05:43
Байден пообещал возобновить поставки оружия Украине уже на этой неделе Политика, 05:38
В КНДР сравнили американскую помощь Украине с переливанием крови Политика, 05:17
В промзоне Липецка упал беспилотник Политика, 05:14
Смоленский губернатор сообщил о пожарах на объектах ТЭК после атаки БПЛА Политика, 05:07
Почему не нужно покупать оборудование для промышленного клининга РБК и Kärcher, 05:07
Четверть российских выпускников заявили о желании стать айтишниками Общество, 05:00
Тайм-менеджмент: как больше успевать
За 5 дней вы пересмотрите свой подход к планированию и научитесь разным инструментам тайм-менеджмента
Подробнее
«Ъ» узнал подробности дела о взятках на ₽65 млн против трех генералов МВД Общество, 04:55
В Липецкой области ввели режим воздушной опасности Политика, 04:38
Сенат США одобрил новый пакет помощи Украине на $61 млрд Политика, 04:29
Сахалинская область получила в собственность труднодоступный маяк Анива Приморье, 04:18 
В ФРГ начался суд между Adidas и Nike из-за трех полосок в дизайне брюк Бизнес, 04:04
В пригороде Воронежа сбили беспилотник Политика, 03:53
Минфин сообщил о плане сделать упор на ИЖС при выдаче семейной ипотеки Финансы, 03:26