Перейти к основному контенту
Приморье ,  

Как повышение ключевой ставки повлияет на экономику Приморья

Когда начнет снижаться инфляция и что будет с рублем, рассказал замначальника Дальневосточного ГУ Банка России
Фото: пресс-служба Дальневосточного ГУ Банка России
Фото: пресс-служба Дальневосточного ГУ Банка России

Банк России поднял ставку сразу до 15% годовых, и многие связывают это, в том числе, с ростом курса доллара. Ранее мы видели, как он без особого сопротивления преодолевал отметку в 100 руб. О том, как решение Центробанка отразится на экономике Дальнего Востока, в эксклюзивном интервью РБК Приморье рассказал заместитель начальника Дальневосточного главного управления Банка России Денис Давыдов.

Видео: РБК Приморье

– Денис Витальевич, что происходит с рублем и ключевой ставкой?

– Если говорить о курсе рубля, то он плавающий, определяется на валютном рынке и связан с ситуацией во внешней торговле. Спрос на валюту на рынке предъявляют импортеры, соответственно, экспортеры являются поставщиками, определяющими предложение валюты на рынке. В последние месяцы мы наблюдали ситуацию, когда, в силу санкционного давления и конъюнктуры мировых рынков, снижения цен на некоторые товары российского сырьевого экспорта, объем притока валюты в Россию несколько сократился. При этом в то же время спрос на валюту со стороны поставщиков импортных товаров и услуг, таких, например, как услуги зарубежного туризма, которые активно росли в потреблении в текущем году, в частности, в летний период, давали дополнительный спрос на валюту. Все это отразилось на динамике курса. А в дальнейшем отразилось на ценах на импортные товары и услуги с учетом изменившегося курса. В таких условиях ожидания потребителей по поводу будущего роста цен также изменились. Так называемые инфляционные ожидания – ожидания будущего значения инфляции – у граждан также возросли. Это дополнительно подталкивало их приобретать те товары, которые, может быть, и не очень нужны прямо сейчас, не товары первой необходимости, более активно, чем прежде. Более того, такое поведение в какой-то степени стимулировало дополнительное кредитование, запрос на потребительские кредиты с целью ускоренного приобретения товаров, что дополнительно создавало инфляционное давление в экономике.

С учетом этих эффектов, в основном проявившихся в третьем квартале текущего года, Банк России принял очередное решение о повышении ключевой ставки до 15% годовых. Это решение направлено на то, чтобы сбалансировать такое повышенное, избыточное влияние спроса с теми возможностями экономики, которые есть сейчас с точки зрения предложения товаров и услуг в целом на рынке, в том числе импортных товаров и услуг. Понятно, что такое решение влечет увеличение ставок по кредитам, в том числе потребительским кредитам, и увеличение процентных ставок по депозитам: сберегать становится выгоднее, брать новые кредиты становится дороже. И это все приводит к тому, что потребитель в дальнейшем будет в меньшей степени приобретать товары и услуги, особенно не первой необходимости, больше сберегать, зарабатывая на процентах, и произойдет некоторая балансировка – приближение спроса к возможностям предложения, что будет отражено и на категории импортных товаров и услуг. По оперативной таможенной статистике мы видим, что объемы импорта в целом за последнее время стабилизировались в потреблении, и, соответственно, с учетом принятых решений по ключевой ставке, мы ожидаем дальнейшей балансировки спроса и предложения, что также скажется и на курсе рубля.

– Рост кредитования уже замедлился? Ведь Банк России в общей сложности в этом году увеличил ключевую ставку на 7,5 процентного пункта.

– Действительно, в течение третьего квартала, по мере выявления склонности к повышенным темпам роста кредитования, и в целом роста спроса в экономике, Банк России последовательно принимал решение о повышении ключевой ставки. Если говорить о рынке кредитования в оперативном мониторинге, то можно сказать, что уже заметны признаки некоторого охлаждения в части необеспеченного потребительского кредитования. С другой стороны, в последнее время ипотека продолжала расти достаточно высокими темпами. Однако во многом это связано с тем, что в ипотечном кредитовании сейчас большой, так называемый нерыночный, льготный сегмент, ставки на котором не связаны с ключевой ставкой, и в этом смысле на решение Банка России в части ключевой ставки слабо реагируют, но в той части ипотечного рынка, где рыночная ставка имеет место, мы также видим некоторое сокращение темпов роста.

Если говорить о сегменте кредитования бизнеса, то кредитование предприятий в России также росло достаточно высоким темпом, это 21,5% в годовом выражении по состоянию на начало сентября. Мы видим здесь, по текущим оценкам в целом по России, продолжение ускоренного кредитования и связываем это в том числе с мотивом, который определяется инфляционными ожиданиями бизнеса, то есть ожиданиями будущего роста цен, в понимании того, что кредитные средства может быть обесценятся в силу относительно высокой инфляции, некоторые предприниматели пытаются сыграть на этом. В этом смысле мы предполагаем, что условия, уже сформированные на рынке по текущим ставкам, возможно, являются еще недостаточно жесткими именно для этого сегмента предпринимателей.

– Вы сказали, что есть признаки замедления роста необеспеченного потребительского кредитования, но рост есть. Значит кредиты брать продолжают по этим высоким ставкам?

– Да, мы видим небольшое замедление темпов роста, но рост все равно значительный. Если посмотреть в целом розничное кредитование граждан, то годовые темпы прироста по России – порядка 23%, в Приморском крае еще чуть выше – порядка 25%. Мотив здесь, вероятно, примерно тот же, что и у предпринимателей. В ожидании возможного повышения номинальных заработных плат, в ожидании того, что цены в дальнейшем возможно будут расти достаточно высоким темпом, некоторые потребители считают возможным брать кредиты и по таким достаточно высоким ставкам. Но я бы сказал, что такой избыточный оптимизм может быть не очень оптимален в дальнейшем, потому что Банк России активно действует в части денежно-кредитной политики, как раз повышая ключевую ставку, воздействует на рынок именно с точки зрения охлаждения избыточного спроса и балансировки темпов роста спроса, предложения более умеренного, но в то же время положительного темпа роста в кредитовании, сбалансированного кредитования. В этом смысле повышенные инфляционные ожидания могут сыграть не лучшую службу тем, кто на них рассчитывал.

– Давайте посмотрим на это с другой стороны. Нет ли опасений, что банки, из-за повышения ключевой ставки, значительно сократят свои кредитные пакеты или вообще прекратят кредитование? Или все же они подстроятся под новые условия?

– Решение по ключевой ставке действует не одномоментно. Мы понимаем, что сейчас проявляются те решения, которые были приняты в августе и в сентябре, и, в дальнейшем, мы ожидаем влияния последнего решения, принятого 27 октября о повышении ключевой ставки. Исходя из текущей ситуации, мы видим, что темпы роста необеспеченного потребительского кредитования сохраняются достаточно высокими, порядка 15%, и гораздо более высокий рост в ипотеке, порядка 30% год к году. Все это означает, что влияние ключевой ставки будет растянуто во времени. Темпы роста кредитования постепенно, в течение ближайшего полугодия, как мы ожидаем, будут несколько снижаться, и все равно останутся в положительной зоне. Если говорить о прогнозе Банка России, то по среднесрочному прогнозу согласно базовому сценарию, в 2024 году мы ожидаем рост темпов кредитного портфеля в целом по экономике, то есть и потребительского сектора, и кредитов предприятиям, порядка от 5 до 10% прироста, а в дальнейшем в 2025 и 2026 годах – порядка 8-13% ежегодно.

– Как отразилось поднятие ключевой ставки на экономике Приморья? Мы знаем, что она часто бывает непохожа на российскую экономику, тем более, что у нас велика доля той самой льготной дальневосточной ипотеки, и, кроме того, предприятиям часто нужны кредитные средства для разворота на восток, на фронтире которого мы находимся.

– Если говорить об экономике Приморского края, то можно отметить, что в целом экономика следует общероссийским тенденциям. Действительно, несколько более выраженными темпами росли и ипотечное кредитование, и кредитование бизнесу. Одна из возможных причин, как раз, разворот на восток: большее количество проектов, большее количество кредитов. С другой стороны, можно сказать, что уровень инфляции был несколько выше, чем по России в целом. Если говорить о сентябрьской инфляции, в России она составила 6%, в Приморском крае – 8,2%. По тенденциям, которым мы наблюдаем по кредитованию в целом, действительно ситуация схожая. В течение ближайшего полугодия мы в Приморском крае тоже ожидаем некоторого охлаждения темпов роста кредитования, но все равно они, безусловно, останутся в положительной зоне и позволят обеспечивать наиболее приоритетные проекты.

– Экономика растет высокими темпами, и для того, чтобы она развивалась, конечно, нужны кредитные средства, но Банк России увеличивает ключевую ставку, делая кредиты менее доступными. Что Банк России может ответить на это?

– Здесь нужно выделить несколько факторов. Первый важный фактор – это некоторый перегрев спроса: потребительская активность сейчас растет гораздо быстрее, чем есть текущие возможности темпа роста экономики. И здесь есть основной, я бы сказал, уже ставший глобальным для России, фактор, это рынок труда. На рынке труда мы видим действительно рекордно низкий уровень безработицы: по России в целом – порядка 3%, по Приморскому краю – 2,5%. По сути, это означает, что практически все работники сейчас уже задействованы в рабочем процессе, за исключением тех, кто сейчас меняет работу, то, что называется, фрикционной безработицей. Предприятия, понимая эту ситуацию, не могут нарастить объемы выпуска, оперативно подстроиться под изменившиеся объемы спроса: нет дополнительной рабочей силы, которую можно было бы привлечь. В результате, пытаясь удержать работников на своем рабочем месте или конкурируя с другими работниками, предприятие достаточно легко, в условиях повышенных инфляционных ожиданий и текущих тенденций, относительно легко идет на повышение заработных плат. В то же время мы наблюдаем ситуацию, когда это повышение заработных плат не приводит к общему увеличению выпуска продукции. По сути, зарплаты выросли, а объем выпуска остался тем же. Более того, предприятие в силу того, что спрос повышенный, а объемы предложения не изменились, имеет возможность приподнять цены, потому что нужно покрывать издержки, в том числе связанные с заработной платой, а потребитель готов к этому изменению цен в силу того, что товара действительно относительно меньше по сравнению со спросом.

Эти классические законы микроэкономики здесь приводят к тому, что растут цены. Повышать цены проще, чем увеличивать объемы производства, и предприятия в какой-то степени вынужденно идут на этот шаг. С другой стороны, в коротком периоде это их оптимальная стратегия, по-другому действовать нет возможности. Опять же, подчеркиваю: если какое-то предприятие вынуждено, повышая зарплату, переманивать работников с другого предприятия, то, по сути, общий объем труда в экономике от этого не меняется. И это также ограничивает рост предложения. Соответственно, в этих условиях растут инфляционные ожидания. Они у нас фактически сохраняются повышенными, в последние месяцы, в среднем, на рекордных значениях. И это все дополнительные изменения, которые могут привести в дальнейшем к тому, что влияние ключевой ставки на экономику будет чуть менее значимо, чем сейчас.

Ключевая ставка с точки зрения рынка денег, процентов, устанавливаемых в экономике по кредитам и депозитам, – это основной, наиболее значимый фактор, но в условиях высоких инфляционных ожиданий предприятия и кредитные организации могут быть ведомы уже не только ключевой ставкой, но и самими инфляционными ожиданиями. Так это было, например, в 2010-ые: в период с 2010-го по 2013-ый годы. В этом смысле решение Банка России по ужесточению денежно-кредитной политики, по повышению ключевой ставки – это реакция на ситуацию как противодействие возможному раскручиванию так называемой инфляционной спирали. Чтобы не попасть в ситуацию, когда управляемость в целом в экономике может оказаться меньше в силу высоких инфляционных ожиданий, Банк России предпринимает достаточно решительные шаги уже сейчас, упреждающим темпом. И все равно при этом, еще раз подчеркиваю, темпы роста и кредитования в экономике сохраняются положительными с учетом нашего среднесрочного прогноза, который учитывает огромное количество данных, не только статистику, это данные нашего мониторинга предприятий, оперативной информации, в том числе, по ожиданиям предприятий, по их оценке спроса, конъюнктуры рынка. Это оперативные данные различных ведомств, это данные мировых товарных рынков, в целом финансового рынка – и мирового, и российского – и агрегируя всю эту информацию, Банк России строит среднесрочный прогноз, выделяя в нем так называемый базовый сценарий, то есть это та совокупность факторов, которая определяет наиболее вероятное развитие экономики в дальнейшем. Так вот, согласно соответствующему сценарию, изменения валового внутреннего продукта в течение ближайших лет также будут положительными.

Если говорить об оперативных оценках, есть оценка Минэкономразвития РФ за 9 мес. текущего года: рост ВВП составил порядка 2,8%. При этом в августе-сентябре значение в годовом выражении превышало 5%. Это достаточно высокие темпы. Во многом они объясняются тем, что экономика восстанавливалась по отношению к предыдущему уровню с различными форматами влияния. Это и санкционные влияния, и остаточное влияние ковидного периода в каких-то отраслях, структурная перестройка экономики и некоторые изменения структуры и секторов. По нашим оценкам, в четвертом квартале темп роста экономики несколько замедлится, потому что восстановительный, более простой формат роста завершается, дальнейший рост будет несколько менее активным, но это, в большей степени, связано именно со структурой роста, не связано непосредственно с решениями в области денежных операций.

– То есть рост замедлится, но не прекратится?

– Рост сохранится в положительных темпах, если обращаться к среднесрочному прогнозу, который мы регулярно обновляем, – последнее обновление было 27 октября, как раз в день заседания Совета директоров ЦБ по ключевой ставке. Согласно нашим оценкам, на 2024 год темпы роста ВВП составят от 0,2 до 1,5%, в 2025 году рост будет от 1 до 2% и в 2026 году – от 1,5 до 2,5%. Мы даем интервальное значение оценок роста, потому что есть большое количество факторов, которые могут повлиять, которые мы рассматриваем как проинфляционные или дезинфляционные риски в экономике, которые будут влиять и на дальнейшее принятие решения в рамках денежно-кредитной политики. Этот интервал определяет наиболее вероятное значение с учетом всей имеющейся у нас информации.

– Денис Витальевич, почему на Дальнем Востоке инфляция часто растет быстрее, по крайней мере, в последнее время, по вашим данным?

– Официально инфляцию рассчитывают Росстат. Мы используем эти данные, но мы при этом внимательно смотрим на причины формирования того или нового темпа роста цен по отдельным сегментам, даже по отдельным товарным рынкам. Если говорить о том, какая региональная, Дальневосточная или общероссийская инфляция выше, то, конечно, нельзя говорить, что какой-то из параметров всегда выше. В какие-то периоды времени один параметр выше, в какое-то время другой. Если говорить о последних тенденциях нескольких месяцев, то инфляция в России, например, в сентябре была 6%, на Дальнем Востоке – 7% в годовом выражении, в Приморье – 8,2%. А если посмотреть на начало 2023 года, то общероссийская инфляция была выше соответствующих показателей.

Если обращаться к причинам, почему в Приморском крае инфляция именно в этот период времени была более высокой, можно посмотреть на две наиболее важные составляющие: это результат анализа структуры изменения цен по группам товаров и услуг. В части продовольственных товаров важным фактором явился меньший урожай овощей, в частности, овощей открытого грунта. Это следствие того, что в Приморском крае, как мы помним, в августе и сентябре прошло большое количество дождей, и общий объем поставки продукции на рынок был несколько меньше. Понятно, что он частично компенсировался импортными поставками, поставками из других регионов, но общая тенденция привела к тому, что цены на овощи именно в Приморском крае, и в некотором смысле на Дальнем Востоке, за счет эффекта перераспределения логистики, росли несколько более высоким темпом, чем по России в целом. Это вклад в части продовольственного сегмента.

В части непродовольственных товаров наиболее значимым влиянием в период с июля по сентябрь был, как это ни странно, импорт подержанных автомобилей. Как мы знаем, одна из азиатских стран ввела запрет на экспорт в Россию некоторых категорий поддержанных автомобилей. И, соответственно, в июле мы наблюдали тенденцию, связанную с ростом спроса в преддверии объявленного запрета. Поставки еще шли, но рост цен был определен усиленным активным спросом на эту продукцию. А в августе и в сентябре мы наблюдали аналогичный эффект, цены продолжали расти, но причины были иными – снизился объем. Понятно, что уже поставленные автомобили постепенно распродавались, и, по мере уменьшения объемов поставки и остатков, условно говоря, на складе мы наблюдали тенденцию по продолжающемуся росту цен. Это действительно был более существенный вклад в рост цен, чем на рынке автомобилей в целом по России. Вот по объему можно сориентироваться даже таким образом. Объемы поставки поддержанных автомобилей через приморские порты с июля на конец августа – начало сентября сократились примерно в 3 раза.

– А есть ли вероятность того, что в ближайшей видимой перспективе годовая инфляция остановится и повышаться не будет, а начнет, наконец, снижаться? Какие прогнозы есть у Банка России по этому поводу?

– Если говорить о текущих тенденциях, то мы смотрим, безусловно, не только на годовые показатели, но и на приросты месяц к месяцу. По приростам месяц к месяцу, по общероссийским тенденциям, мы предполагаем, что сейчас находимся в пиковом периоде, и постепенно месячные приросты будут снижаться. Но они, снижаясь, при этом будут оставаться несколько выше, чем месячные приросты, которые были год назад. Поэтому в годовом выражении в ближайшие несколько месяцев уровень инфляции все-таки будет немного повышаться. И дальнейшее снижение мы ожидаем где-то во втором квартале, может быть, во втором полугодии.

Есть еще один эффект, который мы тоже заранее выделяем, понимая, что он будет присутствовать в годовом выражении в инфляции в июле 2024 года. Мы знаем, что традиционно в июле у нас идет повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Мы знаем также, что предыдущим решением был перенесен срок повышения тарифов с июля 2023 года на декабрь 2022 года, если вы помните. И это означает, что в июле 2024 года традиционное июльское повышение наслоится на отсутствие повышения 2023 года, и будет дополнительный вклад в годовое значение инфляции, обусловленный этим разовым фактором. Мы его принимаем во внимание, но дополнительно на него не реагируем, потому что понимаем источник происхождения, понимаем, что это просто формальное отражение показателя, фактическое изменение. При этом, в рамках оценок текущей денежно-кредитной политики, результатов решений и нашего среднесрочного прогноза, можем сказать, что инфляция по итогам 2024 года с учетом проводимой денежно-кредитной политики вернется к цели и составит от 4 до 4,5% годовых, и в дальнейшем будет оставаться вблизи 4% в годовом выражении, то есть вблизи целевого показателя.

Еще больше новостей в телеграме РБК Приморье. Подписывайтесь.

 

Авторы
Теги
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.

*

Лента новостей
Курс евро на 28 мая
EUR ЦБ: 96,3 (-0,79)
Инвестиции, 16:36
Курс доллара на 28 мая
USD ЦБ: 88,69 (-1,02)
Инвестиции, 16:36
Все новости Приморье
В центре Москвы задержали разбрасывавших «доллары» людей в шубах Общество, 16:40
Какие перспективы ждут ученых в коммерческой среде Отрасли, 16:33
Купить и продать или купить и сдавать: как подобрать жилье с выгодой РБК и ПИК, 16:33
Минсельхоз анонсировал федеральный режим ЧС из-за майских заморозков Экономика, 16:27
Советника губернатора Орловской области Лежнева обвинили в мошенничестве Общество, 16:24
Авиакомпания «ЮТэйр» перевела кадровые процессы в Directum HR Pro Пресс-релиз, 16:24
Эксперты обсудили методы оценки кибербезопасности Отрасли, 16:20
Онлайн-курс Digital MBA от РБК
Объединили экспертизу профессоров MBA из Гарварда, MIT, INSEAD и опыт передовых ИТ-компаний
Оставить заявку
Минсельхоз предупредил о возможности импорта яблок из-за заморозков Экономика, 16:14
Извлечь мастерство: эксперты оценили перспективы цифровизации предприятий Отрасли, 16:11
В ЛНР женщину задержали за шпионаж в пользу Украины Политика, 16:07
В Абхазии ответили на слова премьера Грузии о скором воссоединении Политика, 16:05
Российских дипломатов ограничили в передвижении по Польше Политика, 16:04
Одна из главных тем на форуме ЦИПР — рынок инфраструктурного ПО Отрасли, 15:59
В Госдуме предложили изменить расчет платы за содержание имущества в доме Недвижимость, 15:50